Пьер Ришар об “Игрушке” и детских шалостях

— Господин Ришар, вы вместе с режиссером Франсисом Вебером написали сценарий «Игрушки», чья была идея?

— Как-то Франсис наблюдал сцену у витрины, как богатые родители покупали ребенку все, на что он показывал пальцем. Тогда он и стал развивать эту тему, сначала был небольшой рассказ, потом выписали диалоги, некоторые сцены. Мы очень легко работали. Фабрис Греко, мальчик, который играл Эрика, случайно попал в фильм, его родители работали в киноиндустрии, он пришел к ним как-то на съемки, и там его увидел режиссер. Оказалось, что Фабриса просто обожает камера, он совершенно свободно себя чувствовал. И был очень трудолюбивым, мог один эпизод часами репетировать без перерыва.

— Кстати, а как сложилась его судьба, вы общаетесь?

— Мы все думали, что он станет актером, но Фабрис увлекся математикой и больше в кино не снимался. Он — инженер-программист, растит дочь. С прессой не общается.

— А каким было ваше детство, помните военные годы?

— Конечно. Два эпизода особо ярко врезались в память. Война только началась, но о ней очень много говорили. Мы с матерью тогда жили в маленькой деревушке на юге Франции. И вот представьте картину: стою я возле дороги, подъезжает ко мне мотоцикл, тогда я впервые в жизни увидел немцев. Они — в форме, подошли ко мне и подарили шоколадку. А когда мотоцикл скрылся из виду, ко мне подбежала очень испуганная мама, вырвала из рук шоколадку и выбросила. Я думаю, она боялась, что сладость отравлена. Второй эпизод случился в Париже, когда война практически заканчивалась, я жил у тети. Мы с братом как-то придумали игру: из окна второго этажа спускали на веревочке такую палочку и водили ею над головами прохожих, не задевая их. Но по дурному закону подлости, мы заигрались, и наша игрушка сбила фуражку с немецкого офицера. Он поднялся на второй этаж, тетя открыла дверь, говорил офицер не повышая голоса, но было видно, что он очень зол. Когда моя тетка закрыла наконец за ним дверь, то грохнулась в обморок.


«Ручная работа»
в Улан-Удэ
©2015
Контакты: